© Все права защищены
ENG

В настоящее возьмут не всех. Тезисы художника в депресии, 2012

Вадим Захаров

 

Начнем с того, что о будущем сегодня говорить не интересно. Если раньше будущее было тесно связано с утопическими мыслеформами, с идеями социального равенства и общего благоденствия, то сегодня эта категория времени переместилась в зону массмедия, где сегодня покажут одно будущее, а завтра другое. Боязнь не попасть в будущее – это болезнь уходящего поколения. Точнее всех прошлых поколений.

Будущее перестало заботить людей, следствие чего – разбазаривание природных ресурсов, хамство и обман мир предержащих в глобальном масштабе, на которое уже никто не реагирует. Отношение к человеку – только как к органу потребления удовольствий, и отсюда мощные, как никогда, системы развлечения. Будущее сегодня может рассматриваться лишь на территории удовольствия. Время будущего определяется от одного гаджета до другого.

В искусстве, современном, мы также можем наблюдать сокращение “жизни будущего”. Неважно, интересно или нет то или иное произведение художника, – его выживание зависит только от приносимой прибыли сегодня, хотя бы лишь от пиара. Конечно, я говорю о жесткой схеме. Но она сегодня базисная, все мягкие варианты волнами расходятся от этого глобального центра. Личность художника, критика, галериста – лишь отражение в зеркале тотальной аффилированности. Быть сегодня художником гораздо проще, чем им не быть. Тебе предлагается все, чтобы ты был художником, творил, создавал (что плохого в этих словах?), но меня как художника эти слова, сказанные извне, не убеждают взяться за кисть. В будущее возьмут всех, и это не противоречит сказанному выше. Аффилированность создает иллюзию права для всех.

Каждая новая идея в искусстве, по крайней мере на последней стометровке 20 века, все же пыталась быть мирообразующей, последней в своей инстанции. Она претендовала на универсальность, когда достижение личности активно участвует в общем мироустройстве. Все прошлые “измы” это еще кирпичики в общем миростроительстве. Но вот уже многие годы про эти кирпичики не говорят. Они стали не нужны на территории постмодернизма, развитие которого не предусматривает доказательства себя, как последней, единственно возможной, точки во Вселенной. На этой игровой доске все миллиарды фигур в своей последней ипостаси. Все как-то сразу поняли, что ломать копья за не так проведенную линию или обнаженный зад не стоит. Не стоит сил и нервов, вообще внимания, позиция человека-творца. Чувствуете, как эти последние слова сразу запахли чем-то затхлым, несовременным и несвоевременным? Также как и другие слова и выражения типа: художник – это ремесленник божий, творить можно лишь соразмеряя себя со вселенной, универсумом и т.д. Сегодня эти “плакаты метафизики”, висевшие тысячелетиями на всех перекрестках человечества, сведены к персональной симптоматике. Если ты ремесленник или «дудка Божья», так это твои личные проблемы, старик. Это значит, что мы себя лишили общего будущего. Возможно его никогда и не существовало – этого общего на всех счастья и это все наши иллюзии. Но разговор именно об этом. Иллюзия справедливости и сопричастности с общим создавала тысячелетиями великие произведения искусства. Сегодня все иллюзии превращены в стерео и 3d-эффекты. Но даже будущее, как развлечение в игровой и сексуальной сферах, уже не столь притягательно в масштабе далекой перспективы. Понятие будущего выводится из области ожидания неопределенно далекого, превращая его в настоящее с элементами достижимого чуда (в основном связанного с прогрессом в технологиях).

Любое направление прошлого это глубинное вздрагивание от неузнавания себя в зеркале обыденного. Этими знаками гениального неузнавания себя усеяна вся территория культуры прошлого. Теряя будущее впереди, мы начинаем его поиск в прошлом. И это одна из тенденций – будущее человечества смещается в прошлое. Если раньше мы шли к светлому будущему, развернувшись к нему лицом, кто-то согнувшись, кто-то прикрыв лицо, а некоторые пиная его ногами, то сегодня все, даже те, кто награбил на десять поколений вперед, могут двигаться вперед только развернувшись к нему спиной. Какой дурак любит, когда пыль стыда (от разворованного будущего) летит в глаза.

Наступает некий предел ожидаемого в сознании человекообразных существ. Фантазии имеют, как не невероятно это звучит, свои рамки, за которые наш обезьяний мозг не может вырваться даже, если ты в костюме Dolce&Gabbana или какого-нибудь Roberto Cavalli. Единственное, что ты можешь себе позволить в этом направлении движения спиной вперед: замещение себя своим двойником, персонажем, человеком в маске или выдав себя за другого. В будущее уже никто никого не приглашает. Речь идет только о настоящем. Отсюда очень важная для понимания, что происходит сегодня, формулировка: “В настоящее возьмут не всех”. А кто эти счастливчики настоящего? Те, кто подменил себя, засунул свою личность в свою личную (а иногда и чужую) задницу. Вот, кстати, где нет предела фантазии – в человеческой заднице. А где находится задница – сзади. Вот этим оргиастическим органом мы и двигаемся уже не вперед, а перемещаемся с места на место, в горизонтальной плоскости тотального настоящего. Больше не нужно будущее как категории, нужен лишь орган будущего, рассчитанный на все виды удовольствия и наказания в вечном настоящем.