© Все права защищены
ENG

Архив, как Алиенс

Вадим Захаров

Тема “архив и документация выставок” важна как никогда. Думаю, это связано с тем, что сегодня мы понимаем под выставкой нечто другое, чем на протяжении последних ста лет, соответственно, и разговор о специфике архивирования будет происходить в несколько другой области нежели сбор и хранение информации. Наверно, дело в том, что выставка сегодня не является тем конечным важным пунктом назначения, куда всегда стремились и куратор, и художник. Такие престижные выставки, как Документа или Венецианское бьеннале, уже не являются последней карьерной инстанцией, как пятнадцать-двадцать лет тому назад. Многие стали понимать, что искусство - не только участие в престижных выставках и сотрудничество с пробивными галереями, а сложный динамический процесс. К этому можно добавить ещё один важный аспект - мощные формы документации и презентации в журналах, каталогах, по телевидению часто становятся более важными событиями в культуре, нежели сами выставки.

 

            Стремительный рост количества выставок превращает динамику артсистемы в бурлящий поток, в котором нельзя остановиться. А система актуального искусства, подстраиваясь, становится в зависимость от того - успевает ли приехать тот или иной куратор и художник, не накладывается ли эта выставка на очередную Базельскую ярмарку итд. Соответственно акцент ставится не на саму выставку, а на эвент. На это событие и направлены всевозможные средства документации и архивирования. Этот безудержный ритм превращает момент события в самоцель, тем самым также стремительно вводя категорию забвения - к вчерашнему возврата уже никогда не будет. Кураторы, да и художники убегают, смываются с “места преступления”, моментально стирая его из памяти.

 

            К этому ритму подстраивается и Архив культуры. Художник измеряет свою творческую жизнь уже не выставками, а мероприятиями, сотнями значительных и малозначимых эпизодов. Выставка уже не отчет о проделанной работе, а рекламный ролик. И в этом статусе она совершает Перестройку в системе Архива - процесс архивирования включает свой механизм агрессии по отношению к материалу. Архив становится Другим - Алиенсом по отношению к себе самому. Кураторы и художники как бы случайно включили механизм чудовищного маховика Архива, отделили его от себя, наивно полагая, что могли что-либо ему навязать. Но Архив ещё полновластный хозяин и очень неохотно сносит амбиции любого порядка, активно включая различные методы уничтожения материала, его корректуру, потерю, заваливания второстепенной информацией, а также пожары, войны, действия маниакалов и многое другое. От многих значительных выставок прошлого остался в лучшем случае десяток фотографий, но сегодня мы имеем избыток информации, подчас имеющий довольно отдаленное отношение к культуре. Парадокс Архива культуры в раскручивании одновременно двух механизмов - процесса архивирования и самоликвидации. Сегодня акцент на активном стирании, вымарывании, но не только в связи с возрастающей массой "мусора", но в силу того, что обязательства Архива перед материалом частично изменились. Архив превращается в лабиринт, в чреве которого теряется понятие маинстрима. Процесс архивирования достигает глобальных размеров, а сетка лабиринта, расширяясь в геометрической прогрессии, образует “глухие” направления, “места безразличия”, тупики. Это и есть та ловушка Архива, как Алиенса, куда мы добровольно несем информацию о себе.

 

            Вот уже более тридцати* лет я, будучи художником, активно собираю материалы - фото, видео, каталоги, буклеты и пригласительные билеты - о деятельности современных московских художников. С 1989 года по сегодняшний день собрана информация о более 120 выставок русского искусства на Западе. Это уникальный материал, если учесть, что зафиксирован важный период - выход русской современной культуры на Запад после Перестройки. И тут возникает главный для меня вопрос: как сохранить весь этот материал. Первый, самый естественный путь - продолжать собирать материал в надежде, что со временем появится интерес русской культуры к себе самой и соответственно деньги и люди, которые возьмут на себя функцию его обработки. Но я, как художник, прекрасно понимаю тенденцию архива к стиранию, и мой метод (второй путь) основан на активном использовании материала и его внедрении в контекст, в тело Сегодня. Я имею в виду ту ситуацию, когда архивирование и процесс презентации слиты в одно целое и подчас непонятно, где основа, а где комментарий. Собранные документы без какого-либо зазора включаются в другие выставки, издания, инсталляции, переходят опять в категорию произведения искусства. Таким образом создается более сложная фигура сохранения в культуре. Её можно назвать “персональным динамичным архивом”. Такую нетрадиционную фигуру сложнее переварить в своей утробе, спрятать в потаенных органах своего разбухающего тела - Архиву-алиенсу. Художник-архивист в данном случае выступает Одисеем, убегающим от всех, кто пытается оставить его в том или ином тупике, в той или иной системе описания. При этом создаётся мифологическая ткань повествования, которая выводит реальные архивные материалы в мир поэтического. К поэтическо-мифологической стороне всегда и примыкал Архив культуры. Как это не порадоксально, пропуски, неточности, ошибки, подтасовки, чувства и эмоции тех, кто описывает те или иные события, дают больше шансов Архиву сохранять свои материалы.

 

            Я всматриваюсь в десятки сделанных мной фотографий, пытаясь воспроизвести полную картину событий. Вот здесь, за проемом, должна висеть важная работа художника, но почему-то она не сфотографирована, а вот здесь помещение кажется громадным, хотя на самом деле оно было крошечным, а тут вообще что-то не так - этой работы не должно быть на выставке. Такое ощущение, что Архив уже в момент съемки выбирал то, как должен предстать материал перед глазами потомков. И все же мы продолжаем говорить о реальных событиях в культуре. Я смотрю на свои полки, где хранятся сотни зафиксированных событий и с гордостью и радостью верю, что вот сохранен материал, пусть не профессионально, но целенаправленно собранный, который останется, по крайней мере, в истории русской культуры. Но тут же я ловлю себя на мысли, что из этого материала уже в ближайшие десять лет вряд ли останется половина, если не вступить сегодня в игру с Архивом, растягивая во времени события, факты и документы. В этом процессе нет жесткой позиции сохранить материал любыми путями, Наоборот здесь запоминание происходит в состоянии Смеха культуры. Но и здесь не убежать окончательно от того, что мы называем законом естественного отбора. Возникает мысль, что эту иррациональную механику культуры, этот закон,  можно преодолеть рациональным, позитивистским путем. В отличие от предыдущих времен сегодня стратегия внедрения в культуру начинается в первую очередь с захвата Архива культуры. Произведение должно сначала лечь на подготовленную полку, а уже потом доказывать свое превосходство и необходимость, а не наоборот. Именно на это направлена сегодня современная кураторско-дилерская политика. Но на фоне все убыстряющегося процесса самоликвидации эта политика становится самопародирующей системой, неким безумным чаепитием с все убыстряющимися пересаживаниями. И именно в этом процессе необходимо пересмотреть свою роль самим художникам.

 

            Неправильно считать, что проблемы в современном искусстве сегодня только в раздувании роли кураторства. Художники сами с удовольствием отдают свою судьбу в руки дилеров, пользуются их услугами, но и проявляют крайнее неудовольство, если дилер не оправдал их надежды. Эта пассивность роли художника оборачивается естественно против него самого. Одновременно возникает “кураторский” кризис, когда с полок Архива культуры начинает падать все быстрее и быстрее многое, что было ими блестяще подготовлено к вечной жизни. Потому как и сам Архив становится активно неуправляемым - монстром, алиенсом, пожирающим все без разбора.

 

             Проблема именно в том, что попрошайничащая гримаса художников и деловой оргазм кураторов приводит к потере поэтичности и, одновременно, ответственности в культуре, что ведет к сухому безразличию того, что сделанно вчера. Поэтому сегодня уже невозможно собирать материалы о выставках и событиях культуры бесмысленно, механически. Важно отвечать за качество информации. Во всяком случае я, как художник-архивист, могу и должен, создавая свои фото и видеоархивы, отвечать за них, коль время требует этого, вступая в новый активный диалог с Архивом культуры и предоставляя соавторские условия для кураторов и дилеров.  Персональная ответственность художника, и отказ кураторов от позитивистской идеи использования Архива культуры как рычага в достижение своих целей может стать поворотным пунктом в осмыслении того, как и к чему мы стремимся в искусстве и что останется после нас.

 

 

*Вставка - 8.11.2011 - Изменена цифра на тридцать, так как статья писалась давно.